Фотопутешествия

по ИНДИИ и НЕПАЛУ

Национальный парк Khaptad. Прогулка по деревням западного Непала

Когда мы выбирали место, куда поехать в таком небольшом (по сравнению с Индией), но совсем еще не изученном Непале, ориентировались на карту Национальных парков. Вначале мы хотели направиться к озеру Рара, но оказалось, что к нему не ведет автомобильная дорога, нужно лететь самолетом. Тогда наш выбор пал на национальный парк Khaptad , расположенный в западном Непале, недалеко от Индийской границы. Городом для жизни мы избрали город Дипаял, расположенный на высоте 700 метров над уровнем моря. Дипаял совсем маленький город - одна торговая улица в несколько десятков домов. От города расходится много пешеходных троп, ведущих в окрестные деревни, некоторые из троп очень живописны, идут по сосновому лесу. Иностранцев тут бывает немного, поэтому наш приезд стал сенсацией: когда мы появлялись на улице, взоры жителей оказывались прикованы к нам. Отсюда, из Дипаяла, в один прекрасный день мы отправились в долгожданное путешествие к национальному парку Khaptad .

Маршрут трека мы составляли с помощью англоговорящего друга, которого встретили в Дипаяле. Из поселка Safi Bagar мы поднимаемся в национальный парк с восточного входа, гуляем по нему, и спускаемся через центральный вход в поселок Silgardhi , и из него возвращаемся в Dipayal . Воодушевленные предстоящими приключениями, утром намеченного дня мы с вещами вышли на улицу Дипаяла. Но, оказалось, мы не учли небольшого нюанса. Непальское время отличается от индийского на 15 минут, поэтому на 9 часовой автобус, сами того не ведая, мы опоздали. Следующий автобус должен быть в 2 часа дня, и мы сели на лавочку около одной из дхаб в ожидании чуда.

Машин на этой дороге ездит очень немного, поэтому, когда через 2 часа постоянного бдения и узнавания – кто куда едет, мы нашли попутный грузовик, сочли, что нам повезло. Бесплатно везти нас не собирались – да мы и не рассчитывали на это, и, немного поторговавшись, удобно устроились на большом мягком сиденье. Денег с нас попросили столько же, сколько стоит проезд на автобусе, а автобусы в Непале дороже, чем в Индии, а мы никак не можем к этому привыкнуть. Поэтому все время думаем, что нас хотят надуть, и начинаем торговаться.

В грузовике мы разговорились с одним из мужчин, мы выяснили, что Сафи Багар находится в долине внизу, и от него подниматься до Национального парка 3 дня. Наверное, большинство людей не любят подниматься в гору, и мы не исключение. Тогда, увидев наши озадаченные лица, попутчик снова пришел на помощь: он нарисовал нам схему близлежайших к парку Кхаптад деревень, от которых идти 2 дня. Так мы вышли в деревне Santinagar . Santinagar оказался совсем маленькой деревушкой в десяток домов, стоящей вдоль дороги. Одна из пешеходных троп от нее приводит к национальному парку Khaptad . В придорожной дхабе и нашли попутчика до деревни Баглек, стоящей первой на пути нашего следования, и отправились в путь.

Западный Непал, округ Доти. Деревня Непала

Попутчиком нашим оказался деревенский бизнесмен – в большой корзине за плечами он нес продукты для своего «супермаркета». Втроем, мы начали путь. Солнце уже двигалось вниз, жара немного спала, и мы бодро шагали по склонам гор. Тропа вела то по земледельческим террасам, на которых работали женщины, то по джунглям, то по лесу из высоких деревьев с опавшими листьями. Пение птиц и запахи в таком лесу напоминали подмосковный лес в начале мая, и мы наслаждались этим сравнением.

Вера на пути в национальный парк Кхаптад

Через 4 часа (вместо обещанных двух) мы пришли в деревню Баглек. Люди из всех домов высыпали на улицу, чтобы поглядеть на нас: двух белых леди в деревне, кажется, еще не видывали.

когда мы приходим в деревню, все удивленно глядят на нас

Комната, в которой нам предстояло спать, кажется, служила хозяйственным чердаком. На стенах ее висели большие корзины и сушились пучки кукурузы, никаких признаков кроватей или стульев не было. Но комната достаточно чистая и просторная, а у нас с собой коврики и спальные мешки, поэтому мы спокойно расположились на полу, и, взяв конфеты, мы отправились очаровывать деревенских жителей. В этом искусстве мы преуспели, и уже через 10 минут вокруг нас собралась толпа галдящей детворы, молодых юношей, вернувшихся с поля девушек, наперебой желающих сказать нам что-нибудь или сфотографироваться.

Вера раздает конфеты деревенским детям, западный Непал

Женщины приглашали нас к себе в дом на ужин, но мы отказывались, предполагая, что будем ужинать в доме наших хозяев, чтобы не обидеть их. Начало темнеть, и тут мы заметили, что в деревне, в которую мы пришли, нет электричества. В каминах, которые сооружены снаружи домов, зажгли огни, и только по этим огням мы могли различать в темноте безлунной ночи очертания людских жилищ.

Мы подошли погреться к небольшому костру, около которого сидел мужчина с кучей детворы, и я обратила внимание на то, что дети тут очень грязные. То и дело моя рука, порываемая естественным инстинктом, тянулась, чтобы потрепать какого-нибудь малыша, но ум заставлял внезапно прервать это движение - слишком уж чумазые тут дети! К тому же многие из них тяжело кашляли, что тоже меня пугало. Поэтому, посидев около костра минут 5, я ушла в нашу комнату.

деревенские дети, западный непал

Тут оказалось, что хозяева не очень расположены кормить нас ужином, или, по крайней мере, мы так поняли. Памятуя, что желающих накормить нас в деревне много, мы решили не расстраиваться и отправились на поиски более гостепримной семьи. Но мы не учли, что в деревне нет света, и поэтому никого найти в незнакомой деревне мы не сможем. Тогда мы завернули в дом по соседству с нашим, где живут три красавицы сестрицы. Тут нам были очень рады, окружили вниманием и напоили чаем, но предлагать ужин не стали. Посидев с веселыми девушками, мы вернулись в нашу комнату.

три сестрицы - хохотушки

Мы устроились на соломенной подстилке в нашей комнате, мы накрыли на ней «стол» и приготовились пировать. И тут раздался стук в дверь: к нам пришли наши подружки – сестры. Шумной толпой они ввалились в комнату, уселись на полу, и начали наблюдать, что мы делаем. Есть при них нам было неудобно, и мы принялись угощать девушек нашими скромными запасами, от которых они, конечно, не отказывались. При этом обертки и другой мусор они кидали прямо на пол, а мы возмущенно переглядывались: ладно, они ведут так у себя дома, но тут они у нас в гостях! Но девушкам в голову не приходило, что в их поведении что-то странное, а нам приходилось «закрывать глаза», когда яичная скорлупа падала прямо на наши «постели». Кажется, в деревне нас приняли за «буржуев»: денег в семьях практически нет, люди питаются только тем, что сами готовят, и печенье, даже самое дешевое, воспринимается жителями как деликатес. Наши гостьи все удивлялись, почему мы не едим как все, рис с далом, а сидим на своем чердаке и жуем печенье, а мы же никак не могли им объяснить, что мы и рады бы поесть в деревне, но нас никто не понимает, а наша деликатность не позволяет настойчиво потребовать ужин.

наша комната в деревне

Закончив тему еды, девушки принялись петь, а потом и танцевать. По очереди они выходили в центр комнаты, и под дружные аплодисменты, исполняли часть танца. Девочки все очень музыкальные, красиво танцевали и пели, а мы радовались, что на правах гостей можем отказаться от выхода «на сцену» и демонстрации своих скромных музыкальных способностей.

Вскоре к нам в комнату пришла хозяйка, и дело приняло вообще неожиданный оборот. Она решила изучить, из чего состоят белые женщины, и под общий восторженный хохот стала ощупывать сидящую ближе к ней Веру. От плохой еды, постоянного деторождения, тяжелой работы непальские женщины очень худые, и, поэтому нашей хозяйке было очень интересно узнать, какими бывают «белые леди». Изучив Веру, она решила показать себя: оголила живот и грудь, и начала сцеживать молоко. А после этого началась веселая игра. Женщина стала хватать сестриц за грудь, а они – ее, при этом все чуть ли не по полу катались от восторга. Мы в шоке смотрели на происходящее. К счастью, нас хватать они не решились. Когда игра закончилась, мы решили выпроводить наших гостей, пока они не придумали чего-нибудь еще более интересное. Мы пустили в ход все силы, чтобы убедить их, что мы очень устали за день, и половина восьмого вечера – как раз лучшее время, чтобы лечь спать. Это потребовало немало усилий, т.к. наши подружки не знали ни слова на английском языке, а наш словарный запас на языке хинди не подходит для данной ситуации. Но нам это удалось, и, запершись на импровизированный замок в виде большой палки, мы наконец-то принялись пировать. В нашем запасе было немного виски, припасенного на «тяжелые времена», и после небольшого «пати», мы легли спать. Но не успели мы заснуть, как послышался настойчивый стук в дверь. Наши подружки, соскучившись, пришли проверить, что мы делаем. Уставшие от повышенного внимания, мы уверили их, что видим уже 11-й сон, вернулись в свои постели и блаженно заснули до утра.

Проснулись мы под звонкие девичьи голоса, доносящиеся со двора. Вскоре к нам прибежали наши подружки, и мы вместе пошли умываться. Посреди деревни стоит большой кран с водой, около него и собралась наша молодая компания. Кто-то чистил зубы, кто-то мылся, кто-то приходил с ведрами за водой.

утреннее умывание в непльской деревне

Позавтракать мы решили в следующем поселке Джиглана, а пока солнце жарит еще не очень сильно, мы заплатили 100 рупий за ночлег, и отправились в дальнейший путь. Две девушки – сестрицы пошли нас провожать. Они пытались нам что-то рассказать, но когда убедились в тщетности своих намерений, принялись петь и танцевать. Так мы шли по красивым горным долинам, залитым утренним солнцем, в окружении двух танцующих фей.

такие веселые подружки есть у нас в одной из деревень Непала

Попрощавшись с нашими юными спутницами, мы наконец-то остались одни, и дальше шагали, наслаждаясь тишиной и спокойствием утра в горах. Около одного из маленьких ручейков мы устроили импровизированный завтрак, и в отличном настроении, слушая весенних птиц, продолжили подниматься вверх по тропе.

я по пути к парку Кхаптад

Джиглана оказалась совсем маленьким поселком, меньше десятка домов. Над ним – поселок армии, но нам к нему подниматься было не за чем. Подкрепиться тут удалось только быстрой лапшой – ждать, пока сварят рис и дал не хотелось. В дхабе мы выяснили, что офис парка и гостиница находятся в 3 часах ходьбы от Джигланы. И решили попробовать обойти этот офис – фотографии из парка, которые нам показывали жители по дороге, не очень впечатлили. Горное плато, которое сейчас, в начале весны должно быть покрыто желтой увядшей травой, озеро в лесу, священные камни – за 5 месяцев в предгорьях Гималаев неоднократно видели все это, поэтому мысль о том, что сейчас мы должны заплатить за вход, казалось нелепой. Но незнание неплальского языка, ограничивающее общение с местными жителями, привело к непониманию и неожиданному для нас повороту событий: когда, подкрепившись лапшой, мы отправились дальше, оказалось, что вход в парк находится прямо в деревне Джиглана. Мы подошли к воротам, и тут нам стали настойчиво предлагать купить пермит. Мы попытались убедить лесников и военных, что купим пермит наверху, в офисе парка, но они преградили нам вход и категорически не хотели пускать. Они показывали нам входные билеты – за 2 года, начиная с лета 2006 года, их было куплено 10 штук. Да, не ахти как хорошо идут дела в парке. Мы в замешательстве – что же делать. Платить деньги мы не настроины, обходить ворота по лесу бесполезно: мы не знаем, куда поворачивает тропа, да и по джунглям не пройдешь. Мы вернулись в деревню и попытались выяснить у местных жителей, как же нам проникнуть в парк. Но нас никто не понимал, все показывали на наиболее очевидную дорогу: ведь для непальцев вход в парк стоит 20 рупий, а местные женщины ходят за дровами и вовсе бесплатно. Им и в голову не приходило, что с нас за проход по этой дороге требуют 1000 рупий. Нам показали тропу в Сафи Багар – поселок, из которого, как мы знали, идет еще одна тропа в национальный парк Khaptad . И, сделав еще одну безуспешную попытку убедить лесников, чтобы они пустили нас по билету для непальских жителей, начали спуск вниз.

По дороге мы решили больше не пытаться проникнуть в парк, а просто погулять по окрестностям. А они очень красивые: земледельческие террасы покрыты сочной ярко зеленой травой, на ней работают непальские красавицы в ярко красных сари, внизу бежит голубая река, на склонах гор разбросаны маленькие деревеньки. Не спеша, останавливаясь у каждого ручейка, мы спускались вниз.

Вера по пути к национальному парку Khaptad, западный Непал

Когда мы дошли до первой деревушки, уже вечерело. Мы спросили о месте для ночевки, нам показали крохотную комнату, в которой только умещалась деревянная кровать с матрасом. До этого я гуляла по деревне и фотографировала детей, не переставая удивляться, какие же они все чумазые. Поэтому при виде этой каморки и чужого матраса у меня мурашки по спине побежали – после этой ночи блохи нам были бы обеспечены.

И мы отправились дальше. В следующей деревне мы подошли к наибольшему скоплению мужчин и поинтересовались насчет ночевки. После небольшой дискуссии, нам предложили снять рюкзаки. Но мы, памятуя предыдущую комнату, стали требовать, чтобы нам показали место, где нас собираются оставить на ночь, чтобы в случае, если нам покажут что-то непотребное, не терять времени и двигаться дальше. Мы вели себя не как гости, а как потребители услуг, но неуклонно приближался вечер, и нам нужно было где-то ночевать. Комната нас устроила, в уголке на полу нам постелили матрасы, накрыв их белоснежной по деревенским меркам простыней, и мы, успокоенные, пошли знакомиться с жителями и угощать всех печеньем. Оказалось, что в деревне о нас уже наслышаны. Предыдущую ночь мы ночевали в деревне, стоящей на противоположенном склоне ущелья. Видимо, из той деревне приходил гонец, рассказавший о нас, потому что нас сразу же стали просить фотографировать. Но мы устали, да и стемнело уже, поэтому уселись на поставленные «для почетных гостей» посреди двора стулья и принялись с помощью нескольких десятков слов на хинди и названий деревень рассказывать историю о нашем путешествии. Как мы позже поняли, хоть языки хинди и непальский имеют общие корни - оба произошли от санскрита, многие слова в них звучат по разному. Поэтому ничего удивительного, что наши излияния никто практически не понимал - только несколько слов нашего лексикона совпадало с непальскими. В разгар разговора подошел «местный интеллектуал» - старичок, знавший несколько слов на английском. Преисполненный чувством собственного достоинства от выпавшей ему почетной миссии, от задал нам несколько вопросов, кажется, даже не интересуясь ответами, и, когда его словарный запас иссяк, откланявшись, удалился. Его появление неожиданное появление, выступление и исчезновение повеселило нас.

Нашими хозяевами оказались юноша 35 лет и его юная 20 летняя жена. Соседи сообщили нам о такой разнице в возрасте, как о сенсации. Юношей и девушек в деревнях обычно женят рано, но тут юноша служил в непальской армии, поэтому женился запоздало. Хозяин поинтересовался, что приготовить нам на ужин, даже предложили курицу , показав не подозревающего, какое событие произошло в деревне, бегающего по двору петуха. Мы, представив, что съедим этого красавца, в ужасе замотали головами.

деревенский дворик, западный Непал

После ужина в нашей комнате собралась большая компания: деревенские жители приходили посмотреть на белых леди. Мы устали, к тому же разговаривать с жителями, не имея общего языка, трудно. Поэтому я принялась изучать учебник английского языка для 9-классников, который в честь такого события достали с далекой полки. Даже при моем несильном знании английского, я поразилась, насколько грамматически неверно составлены предложения в учебнике. Но, зато, тут были такие интересные рассказы, что я не могла оторваться, и когда уже все ушли спать, пол ночи изучала книгу при свете фонарика. Например, один рассказ назывался «История матери». Он рассказывал о том, как сын – 18 летний молодой человек, красавец, спортсмен решил провести выходной с другом и поехал к нему на машине. По дороге он не справился с управлением, и улетел в кювет. Родители юноши сразу прибежали в больницу – но шансов, что мальчик выживет, было немного. Ему сделали операцию, но на 7-й день, юноша «испустил последний вздох». Такой грустной истории в школьном учебнике я увидеть не ожидала. После истории шла аннотация. «Когда вам 18 лет, вам кажется впереди безоблачная жизнь, и ничего подобного с вами случиться не может. Но тысячи 17-18 летних молодых людей каждый год гибнут за рулем автомобиля. Некоторые садятся за руль в состоянии алкогольного опьянения, что еще больше увеличивает риск. А их мамы остаются наедине со своим горем, готовые отдать все, чтобы еще хоть раз услышать фразу: «Привет, мама, я дома!».
Для примера другая история. Дочка будит отца среди ночи: у соседей «пати», они очень шумят, она не может заснуть. Но отец устал, ему не до проблем дочки. Через несколько чаков «пати» у соседей смолкает, но вдруг раздается хлопок, после которого из-за стены доносятся какие-то шорохи. Дочка бежит к отцу. «Возможно, сосед убил соседку, и теперь собирается вынести тело из дома, пока не узнала полиция» – успокаивает отец дочку. Дочка в страхе просит отца узнать, что же там случилось. Дверь открывает сосед. «У нас ночью было «пати», надеюсь, мы вам не мешали?», - спрашивает он. «О, нет, что вы!», - отвечает вежливый отец. Финал этой истории оказался таковым, что соседи, когда убирались после пати, уронили аквариум с золотыми рыбками, и этот звук дочка приняла за выстрел. И теперь они скорее хотели убрать с пола осколки и умерших рыбок, пока не проснулись их дети.

на удивление чистая деревенская девочка, Непал

Кроме этих почти детективных историй, в учебнике были стихотворения от лица велорикши, которому тяжело вести своего клиента, деревенской женщины с корзиной за плечами, у которой вся жизнь проходит в делах, либо солдата, которого в наказание за провинность отправили мыть туалеты. Может, потому что я давно не читала художественной литературы, этот учебник произвел на меня такое сильное впечатление, но я была от него в восторге - настолько темы были далеки от привычных нам рассказов о трудовых буднях товарища Смирнова.

Утром мы проснулись мы оттого, что кто-то произносит фразы на английском языке. Открыв глаза, мы увидели, что при входе в нашу комнату сидят мужчины и по транскрипции на «непали» читали английские фразы. Мы спали в проходной комнате, и все утро слышали разные голоса, приходивших посмотреть на нас детей, женщин. И поэтому мужчинам в нашей комнате мы не удивились. Вылезя из теплых спальных мешков, мы уселись посреди двора в ожидании завтрака. Нам опять предложили курицу, и мы опять в ужасе отказались. Если и убьют этого красавца, то не специально ради нас. Мы попытались погулять за пределами деревни, но нам не позволили – начали пугать тиграми, которые в кустах подкарауливают местных жителей.

После завтрака мы начали фотосессию. Фотографировать в деревнях трудно, т.к. как только видишь интересный кадр и направляешь в его сторону объектив, сразу же к объекту съемки несется толпа детей, и все портит. Когда фотографируешь портрет, другие дети тоже норовят влезть в кадр, вставая на заднем плане, и очень много сил уходит на борьбу с непослушными детьми. Я, устав фотографировать, нянчилась с 6-месячной девочкой, хозяйской дочкой. Тут хозяин то ли в шутку, то ли в серьез предложил мне купить их ребенка. Цену за малютку он назначил меньше 70 долларов.

счастливая мама

Конечно, дочки в Индии и в Непале до сих пор не в почете. Ведь девочке нужно приданное, чтобы выдать ее замуж, и живет она после свадьбы в чужой семье. А сын остается с родителями, с сыном в родительский дом приходит его жена, которая работает на его семью. Поэтому если в семье рождаются одни девочки, родители не останавливаются пока не родится мальчик. И, конечно, такого мальчика любят и опекают больше остальных детей, и мамы с несчастным видом рассказывают: у меня 8 девочек и один мальчик, а мы в ответ, понимая, как им придется тяжело выдать замуж всех девочек, грустно качаем головами.

Т.к. в деревнях нет света, соответственно ни у кого нет телевизора, и о европейцах до нашего появления жители зналив лишь понаслышке. Люди знают, что где-то существует далекая Америка, где живут белые люди. И при виде нас все восклицали: «Америка!». Мы пытались их разуверить: «Россия!», но большинство из них, я думаю, не слышало о существовании нашей замечательной страны, а для остальных – что Америка, что Россия, все одинаково недоступно и неизвестно, поэтому разницы никакой нет.

непальские женщины толкут рис с сахаром в муку, чтобы готовить сладости

Когда мы отправились дальше, в Сафи Багар, нас догнал мужчина из деревни. Напугав тиграми, живущими в лесу, он вызвался быть нашим провожатым, и даже понес мой рюкзак. Он рассказывал всем встречным жителям, что мы из Америки, которая называется Россия, что мы возвращаемся из национального парка Khaptad , и через 2 недели из Покхары летим на самолете домой. Вначале мы пытались его переубедить, но вскоре убедились в тщетности этого и согласно кивали головами. Он рассказывал всем встречным, что мы перефотографировали всех жителей его деревни, и что будет очень хорошо, если мы сфотографируем их. Мы не смели отказываться – послушно делали кадр, и шли за нашим спутником дальше.

Спустились мы не в Сафи Багар, куда планировали, а в небольшой поселок на дороге, откуда до Сафи Багара нам предлагалось ехать на автобусе, что мы и сделали.

Так закончился наш трек в национальный парк Khaptad . Парк мы не посетили, зато погуляли по красивым окрестностям, изучили повадки местных жителей и немножко окрепли физически – на море мы расслабились, а у нас еще почти 2 месяца в Непале!

 

На главную страницу

Алфавитный указатель городов и достопримечательностей

Общение:

Гостевая книга

Контакты:

Татьяна Макаренко
Основной сайт: http://www.fotoputi.com
е-мейл: m_tanya@mail15.com
Skype: tatamaka
ICQ: 333-194-477

Сайт моей попутчицы Веры Адлер

 

Давайте уважать АВТОРСКИЕ ПРАВА!!!
Если Вы хотите использовать текст или фотографии, свяжитесь со мной.