Фотопутешествия

по ИНДИИ и НЕПАЛУ

Фестиваль в монастыре Thise

Когда месяц назад, в один из приездов в монастырь Тикси, нас приглашали на фестиваль, мы и подумать не могли, что пробудем в Ладахе еще столь долгое время. К тому же мы боялись, что закроется дорога до Шринагара, и, если мы задержимся здесь, придется лететь в Дели самолетом или преодолевать заснеженный перевал на осликах. Но время шло, и уезжать из Ладаха не хотелось. К тому же оказалось, что дорога официально закрывается 31 октября, и мы остались.

Три дня в любимом монастыре Тикси прошли в полной эйфории. Яркие насыщенные дни, в которых настоящее настолько яркое, что не вспоминаешь больше не о чем.

В Тикси мы уже четвертый раз. Когда мы приехали, все монахи, которых мы встречали, широко улыбаясь подходили здороваться. Маленьким ламам мы купили большой пакет с конфетами, но они и без них подбегали к нам, приветствуя: «Джулей!». Хоть познания в английском невелики – что наши, что лам, но, перекинувшись несколькими словами, и заглянув в улыбающиеся глаза друг друга, мы расходились счастливые. А в монастыре живет больше 100 монахов, считая детей.

Во время фестиваля у всех в праздничное торжественное настроение. Сюда стекаются гости со всего Ладаха. К ламам приезжают их родственники, друзья. Все нарядные, колоритные, глаз не отвести. Мужчины в гонджа (длинных национальных халатах), подвязанных яркими поясами, женщины в овечьих шкурах либо ярких накидках на спинах и в традиционных ладахских шапках – типи. Я то и дело восторженно восклицаю: «О, какая бабуля! О, какой красавчик!». Все радостные, улыбающиеся: «Джулей, джулей!»- слышится со всех сторон. Мы сияющие поднимаемся на главную площадь монастыря, где проходит представление.

гости фестиваля

Фестивали устраиваются в знак благодарения и с целью отвращения стихийных бедствий и болезней.

дворь монастыря Thikse во время фестиваля. На стене огромная танка

Фестиваль в Тикси длился 3 дня. Все 3 дня в монастыре большая утренняя пуджа, начинающаяся в 3.30. После нее монахи недолго отдыхают, и днем – танцы. Первый день – танцы без масок, подобные мы видели во время репетиции фестиваля, и 2 дня – маски. Маски изображают богов, демонов, животных, скелетов. Это очень яркое захватывающее шоу. К сожалению, мы не поняли сути многих танцев, т.к. не знакомы с буддистской культурой и мифологией, но зрелище – если рассматривать его только с внешней стороны поистине впечатляющее. Огромные выпученные глаза масок глядят на тебя, вызывая смесь восторга и страха. Зрелище сопровождается ритмичным боем барабанов, бубнов, громоподобным гудением тунов. Думаю, в прежние времена подобные представления вызывали в местных жителях трепет и страх перед высшими силами .

Танец в масках. Буддистские ритуальные маски. Маска Макала

Танец в масках. Буддистские ритуальные маски. Маска Шава

Танец в масках. Буддистские ритуальные маски. Чамшин Шодакпа

Некоторые танцы шокирующие. Так, в одном из них, монах, увенчанный огромной козлиной головой, долго прыгает по сцене, и в конце расчленяет сделанную из теста куклу, изображающую плохого человека. А внутри куклы – настоящие потроха, которые он извлекает из нее и кидает через ряды зрителей. В одном из танцев юные ламы в масках общаются со зрителями – то предлагают конфету, а тех, кто протягивает руку – ударяют палкой, то украдут у них что-нибудь, то на колени усядутся. Это веселый танец, у Веры безобразники все время снимали шляпу и одевали ее на свои рога.

Маска Турдак из шуточного танца. Танцующий отнимает у зрителей вещи

Танец в масках. Буддистские ритуальные маски. Маска Намче (Бемамапа)

Танец в масках. Буддистские ритуальные маски. Чамшин Шодакпа

В фестивале участвуют маски, символизирующие разных божеств и мифологических персонажей. Многие украшены сверху черепами, у некоторых в руке жезл с черепом на конце. Маски очень крупные, весят по несколько килограмм, монахи смотрят через отверстие для рта. И очень приятно, когда, вглядываясь в рот маски и пытаясь узнать, кто в ней танцует, видишь направленные на тебя улыбающиеся глаза.

Танец в масках.Козел Капарупа.

Большим потрясением для нас был оракул (ла). Мы много читали про ла, и много расспрашивали местных жителей, но уже надеялись его увидеть. По сути ла – человек, обладающий сверхъестественными возможностями. К нему обращаются с вопросами предсказания будущего, в случае краже - чтобы он указал вора, в случае болезни - с вопросом, как лучше лечиться: используя традиционную медицину или амчи. Наш друг из Ламаюру Кончок Намгял рассказывал, что в детстве его сглазила женщина – дала конфету. После этого он болел, и тогда родители отвели его к ла, который приложил трубочку к больному месту, высосал из него и выплюнул конфету. Ла пользуются очень большим уважением в Ладахе. Но появляются на людях они редко, по большим праздникам.

Во время фестиваля в Тикси приезжает ла. В обычные дни он живет в Ле, получает ежемесячное пособие от монастыря, а большую часть времени проводит в молитвах. Во время сеанса ясновидения ла должен находиться в трансе.
В первый вечер на крыше монастыря собрались несколько празднично одетых монахов, среди которых сам ринпоче (верховный лама монастыря), который редко появляется на публике, и немного местных жителей. Все взволнованно смотрели вниз – ждали. В один момент монахи забили в барабаны, в тарелки, загудели туны ритмично повторяющуюся мелодию. Под ее звуки другие монахи вывели ла – в белых одеждах, с завязанным белой тканью ртом. При его появлении сложил руки и преклонил голову даже ринпоче. Ла поставили на специальный коврик, и под звуки монастырского оркестра он начал входить в транс. Его руки, сложенные как для молитвы, в которых зажаты дымящиеся палочки, дрожат крупной дрожью, он раскачивается назад - вперед, а монахи окуривают его благовонным дымом. Сняли повязку с его рта, и вдруг, в один момент, ла сквозь в страхе отринувшую от него толпу бросается к парапету, вспрыгивает на него, и начинает бегать, размахивая зажатыми в руках специальными флагами. Он исполняет ритуальный танце в темноте на парапете, бортик которого имеет выпуклую вверх полукруглую форму, а под ним – высокая стена монастырского здания. Люди толпятся около края стены, и когда мимо них пробегает ла, отшатываются от него. Мы с Верой заражаемся всеобщим волнением, смотрим на все не как отстраненные зрители на представление, а как участники действия. Тут мы замечаем, что когда ла на несколько секунд останавливается на месте, к нему склоняется оказавшийся близко человек, что-то говорит, и ла бросает в ответ несколько слов. После – вдруг срывается с места и, размахивая флагом, бежит по парапету. Когда кто-то протягивает ему чанг или ром, он делает несколько глотков, при этом половина льется мимо рта, часть выливает в толпу, отдает бутылку и продолжает свой танец.

Оракул (Lha) в состоянии трансча исполняет ритуальный танец на фестивале в монастыре Thikse

Действие продолжалось минут 10, потом монахи взяли ла под руки и быстро увели в храм. Потрясенные, мы пытаемся осознать произошедшее. Сердце взволнованно стучит, нас бьет дрожь. Мы никогда не видели ничего подобного, да и та серьезность, с которой относятся ко всему монахи и местные жители, внушила нам трепет. Это непредсказуемый для нас ритуал, поэтому мне было не на шутку страшно.

Ла появлялся на людях все три дня фестиваля. На следующее утро почти все монахи собрались на крыше библиотеки и верхнего храма, из которого выводят ла. В торжественных одеждах, желтых шапках, с музыкальными инструментами. Как только я услышала знакомые звуки мелодии, под которые ла входит в транс, мне опять стало не по себе. В этот раз я увидела его глаза, и испугалась. Невидящие безумные глаза, опять он бегает по парапету высокого здания, над площадью, на которой, замерев, сидят сотни пришедших на фестиваль зрителей. Для них, смотрящих снизу, он как бы парит на фоне синего неба, и люди с восторгом смотрят на него.

В этот раз впечатление было такое же сильное, как и в первый.

Во время церемониального появления оракула ему аккампанировало 2 десятка монахов на крыше монастыря

В третий раз ла бегал по балкону ринпоче. Он вышел в то время, когда монахи танцевали во дворе, все люди на площади подняли головы вверх. Монахи тоже приостановились, и, замерев, смотрели на ла. Он ответил на большее количество вопросов, но нам показалось, что уже не был настолько невменяем, как в предыдущие появления. Возможно, потому, что сейчас звучали только барабаны, не было остальных инструментов.

Во время фестиваля есть возможность личной встречи с римпоче (верховным ламой монастыря). Кто хотел получить его благословение, поднимались в специальную комнату, брали белую ткань (используемую для многих религиозных обрядов), подносили ее римпоче, и он в ответ давал кусок красной ткани, которую все повязывали на шею. Мы тоже зашли к римпоче, хотя уже общались с ним в один из предыдущих приездов сюда, когда шили танку.

Фестиваль заканчивается церемонией сжигания чопты (фигурок из теста), изображающих скелетов. Нарядная процессия под звуки барабанов и тунов выходит за территорию монастыря, там исполняет ритуальный танец. Ведущий церемонии стреляет из лука, и в этот момент вспыхивает большой заранее приготовленный костер. Чопта обмотана выпотрошенными кишками животных, символизирующих внутренности скелета. Чопты бросают в огонь вместе с деньгами, которые оставили на них прихожане, а монахи в это время играют на музыкальных инструментах и распевают мантры.

Фестиваль завершается сожжением чопты, изображающей скелетов

Деревня, в которой находится монастырь, во время фестиваля становится центром. По вечерам ламы с друзьями и родственниками разгуливают мимо привезенных специально для праздника ресторанчиков. Приезжает даже кино. Услышав про это, мы пошли смотреть ладахский фильм. Это уже второй наш фильм здесь, содержание до как обычно простое – любовь, смерть, счастливое воскрешение, happy end . Правда в предыдущем фильме было больше смертей, а одна девушка от тоски ушла в монастырь. А тут – любовь, она падает с высокой скалы в речку, все в слезах, но героиня выживает, и конечно теряет память. Зрителей набралось полный зал, все очень сопереживали. Когда на героиню летел камень: «Беги, беги!» - кричал весь зал… а она не слышала. Зал представлял собой бетонную площадку стадиона, над которой натянут тент, закрывающий небо. Те, кому не хватило стульев, сидели на полу или стояли.

Каждое утро в монастыре Тикси начинается со звуков тунов, собирающих монахов на молитву

Каждое утро в монастыре Тикси я поднималась на крышу смотреть рассвет. Но не меньше рассветов мне запомнились вечера, когда праздник уже стих. Заслышав звуки тунов, доносящиеся с монастырской крыши, мы бежали наверх. Долина, окруженная снежными горами, все освещено только начавшей убывать луной, звезды над ними и 4 монаха, поочередно оглашающие округу гудением туном в гялинов. Тут на крыше возникало чувство спокойствия и извечного постоянства.

С нашего балкона открывался вид на поднимающуюся из-за гор полную луну

Монахи, играющие на тунах на крыше монастыря (в лунном свете)

Во время фестиваля со мной произошел еще один забавный случай. Забавный в кавычках, потому что я столкнулась с хамством. Тут был немец с большим объективом, и во время одного из танцев, когда я мешала танцующим, меня пересадили к нему. Так он начал так меня толкать и пихать в страхе, что я загорожу ему лучший кадр. Меня аж затрясло от ужаса, хорошо, рядом были еще европейцы, которые за меня заступились. Уже после представления, я осознала, как отвыкла от хамства. В Москве на это часто не обращаешь внимания. А тут, за все время нашей жизни в Ладахе, я и не вспоминала о таком явлении, и жила в спокойствии и гармонии с окружающими.

По вечерам мы ходили в гости к Лобзану Жамьяну, или он к нам. В последний вечер собрались все – его племянницы, брат, и мы показывали им слайд-шоу про Россию, и фильм о байдарочном походе весной. Все проявили неподдельный интерес к нашей жизни в России, чем приятно удивили нас. Они внимательно не отрываясь смотрели, как мы отдыхаем в Крыму, веселимся на даче, боремся с волнами на озере Шлино. Когда по их просьбе мы включили русскую музыку (это были барды), Лабзан Жамьян даже стал подпевать – игра на инструментах в храме, мантры развивают у монахов отличный музыкальный слух. Лабзан называет нас русскими сестрами, и из шутки: «А представляешь Лабзана в Москве?» эта идея перешла в более осязаемое русло. Мы предложили ему, и он вроде как не против. И мы загорелись найти заинтересованное лицо, которое сможет выделить немного денег, чтобы он смог приехать. Правда Москва – непростой город, и мы боимся, что Лобзану будет тяжело. Но все равно мы очень рады, что встретили человека, который излучает такую доброту и благожелательность, что нам так хорошо и комфортно с ним.

Правда когда мы смотрели фильм, с удивлением узнали, что Лабзан ест мясо. Мы думали, монахи не едят мясо, а оказывается, это им не запрещено. В монастырской столовой не готовят его, а в своих кельях – почему бы нет?

В целом, я не припомню, чтобы когда-нибудь на меня было направлено столько счастливых глаз, столько улыбок, столько положительной энергии, как за эти три дня. Я была настолько переполнена радостью от общения, что готова была остаться в тут на зиму. Напоследок мы подарили некоторым монахам открытки, и, пообещав вернуться, уехали в Ле. За 1,5 месяца, что мы тут, я очень полюбила Ладах, и думаю, нам нигде не будет так хорошо, как здесь. Но завтра последний автобус, и мы едем в Шринагар.

На главную страницу

Алфавитный указатель городов и достопримечательностей

Общение:

Гостевая книга

Контакты:

Татьяна Макаренко
Основной сайт: http://www.fotoputi.com
е-мейл: m_tanya@mail15.com
Skype: tatamaka
ICQ: 333-194-477

Сайт моей попутчицы Веры Адлер

 

Давайте уважать АВТОРСКИЕ ПРАВА!!!
Если Вы хотите использовать текст или фотографии, свяжитесь со мной.